Спросить
Войти

Эпистемологическая проблематика в рамках международной конференции "Дэвид Юм и современная философия"

Автор: Вострикова Е.В.

• импозиу^

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ ФИЛОСОФИЯ НАУКИ • 2012 • Т. XXXII • № 2

ПИСТЕМОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В РАМКАХ МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «ДЭВИД ЮМ И СОВРЕМЕННАЯ ФИЛОСОФИЯ»1

Е.В. ВОСТРИКОВА

Конференция «Дэвид Юм и современная философия», которая состоялась в Москве 15-17 ноября 2011 г., безусловно, стала одним из наиболее ярких событий года в философской научной жизни России. Конференция была посвящена 300-летнему юбилею со дня рождения Д. Юма. В ней приняли участие около 250 ученых из более чем 14 стран мира (25 иностранцев) и из более чем 12 университетов России. Работа конференции была организована в рамках 6 секций в соответствии с основными обсуждаемыми темами (Эпистемология; Философия науки и логика научного метода; Философия сознания и метафизика; Моральная философия; Социальная теория, политика, история, экономика; Юм и мировая философия) и пленарных сессий, на которых выступили 12 приглашенных докладчиков. Среди последних были такие известные зарубежные ученые, как Б. Страуд, Э. Рэдклиф, Т. Рокмор, Р. Харре, Дж. Брик, Дж. Питт, С. Фуллер, X. Клемме и др. Конференция проходила в первый день в Институте философии РАН, во второй день в НИУ Высшей школе экономики и в последний день в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.

Проблемы эпистемологии и философии обсуждались в основном в рамках секций «Эпистемология» (руководитель И.Т. Касавин, ведущие В.А. Лекторский, А.Ю. Антоновский, Е.В. Вострикова) и «Логика научного метода» (руководитель В.А. Бажанов, ведущий П.С. Кус-лий), однако некоторые выступления в рамках секции «Философия сознания и метафизика» (руководитель В.В. Васильев, ведущие

1 Подготовлено при поддержке РГНФ, проект № 11-03-00423а.

П.А. Сафронов, Д.В. Иванов) и некоторые пленарные выступления также имеют прямое отношение к данной проблематике.

Одной из центральных тем, обсуждавшихся в рамках конференции, стала проблема скептицизма в философии Юма. Все выступающие по данной тематике пытались предложить свой ответ на вопрос: как ответить на вызов скептицизма и преодолеть скептические парадоксы с точки зрения современной эпистемологии? Можно выделить два основных ответа на этот вопрос, обсуждавшихся в рамках конференции: необходимость пересмотреть наши философские установки в терминах натурализованной эпистемологии; необходимость принять во внимание социальные факторы, переориентировать эпистемологические исследования на гуманитарную область.

Можно с определенностью сказать, что наиболее острый полемический интерес вызвала проблема натурализма в современной эпистемологии и возможность интерпретации идей Юма в терминах натурализма. Этой теме был посвящен доклад известного философа Б. Страуда, который открыл пленарную сессию. Страуд утверждает, что и скептицизм, и натурализм - это два аспекта человеческой природы, центральные для философии Юма. Философия Юма, согласно Страуду, учит нас тому, как достичь такого состояния, где обе эти стороны нашей жизни были бы наиболее согласованными. Принимая понятие разума в качестве основного для человеческой природы, мы неизбежно приходим к самой радикальной форме скептицизма - пир-ронизму. Однако другой аспект нашей природы - инстинкт - с такой же неизбежностью приводит нас к более мягкой версии скептицизма.

О. Оймен (Турция) соглашается со Страудом в том, что естественные инстинкты и верования, а не рациональная аргументация побеждают сильные аргументы пирронианцев. Однако он делает интересное историко-философское наблюдение: между скептицизмом Секста Эмпирика и скептицизмом Юма не существует радикального различия, пирронианцы, так же как и Юм, не отказываются от верований, основанных на чувственном опыте.

Интересный взгляд на проблемы, сформулированные в докладе Страуда, представлен в докладе Г. Рогоняна. Он утверждает, что аргументы Юма демонстрируют интуитивную очевидность скептического сомнения, которое невозможно преодолеть простым утверждением о том, что скептическая проблема является псевдопроблемой и может быть решена через анализ значения языковых выражений. Все же антискептик может предложить адекватный ответ на вызов скептицизма. Таковым может быть предположение о том, что естествен- ^

ным для нас скептицизм делает не человеческая природа, а интеллек- в

туальная традиция. ц

П. Сафронов полагает, что натурализм не может рассматриваться Е

как решение проблемы скептицизма, поскольку критика скептика равным образом может быть применена к функционированию инстинкта. Тем не менее мы можем ограничить сферу действия скептических размышлений лишь областью философских рассуждений.

Т. Кемблелл (Великобритания) обращает внимание на то, что натурализм Юма следует интерпретировать не в терминах естественных наук (таких, как физика, химия и биология), а скорее в терминах когнитивных дисциплин. Философию Юма, таким образом, можно понимать как попытку обосновать физическую науку через психологию.

В рамках второго направления можно выделить доклад Б.И. Пру-жинина и Т.Г. Щедриной, которые, опираясь на исторический подход к анализу работ Юма, сформулированный в работах Г. Шпета, предложили рассматривать юмовский скептицизм в более широком контексте его исследований, в частности, его работ по истории. Авторы утверждают, что сложности скептицизма могут быть преодолены при условии рассмотрения эпистемологии с позиций культурно-исторической перспективы. Скептицизм в таком случае будет рассматриваться не как общефилософский принцип, а как методологический принцип критики источника и историографии, позволяющий достичь объективности в историческом знании.

Близкую по духу идею высказал А. Гелферд (Сингапур), который также предлагает обратить внимание на Юма-историка. Он утверждает, что проблему скептицизма можно преодолеть, если отвергнуть предпосылку о том, что надежно обоснованным может быть только знание, непосредственно полученное самим субъектом. Однако исторические работы Юма показывают, что для него свидетельства других людей могут также иметь большое значение. Таким образом, социальный аспект знания может рассматриваться как разновидность обоснования.

Сходные идеи относительно социальной природы обоснования были выдвинуты Ш. Рианом (Великобритания) в рамках исследования по социальной эпистемологии. Он изучает условия, при которых информация, полученная от других людей, может рассматриваться как знание. По его мнению, в качестве таких условий могут выступать традиционные экстерналистские критерии - успешность применения полученного таким образом знания в достаточном количестве случаев.

Другие дискуссии, связанные с проблемой скептицизма, относились к проблеме следования правилу, риторическим приемам, используемым Юмом для того, чтобы убедить читателя в необходимо-п сти скептицизма, сопоставление юмовского и кантовского подходов

ц к каузальности.

Е Определенный интерес представляют исследования идей Юма с

точки зрения перспектив развития современных направлений в эпистемологии.

Актуальность идей Юма отмечается в докладе Л.А. Микешиной, которая показывает, что уже в его работах наметился отказ от абстрактного гносеологизма субъектно-объектной теории познания. Она утверждает, что в философии Юма человек рассматривается как целостность мышления, деятельности, чувствования и что Юм придает большое значение роли социальных факторов в эпистемологии.

Л.А. Маркова, напротив, указывает на то, что в философии Юма не в полной мере преодолевается абстрактное противопоставление субъекта и объекта, что эмпиризм Юма следует безусловно отнести к классической версии эпистемологии и что можно увидеть существенный контраст между эмпиризмом Юма и его современными версиями, где контексту отводится гораздо более значительная роль.

В.В. Чешев также стремится показать, что юмовская эпистемология оказывается замкнутой в рамках дилеммы чувственное/рациональное. Он полагает, что сложности юмовской теории можно преодолеть в рамках такого направления, как эволюционная (культурно-деятельностная) антропология, которое представляет собой альянс теории познания и антропологии.

В пленарном докладе И.Т. Касавина эти две темы - парадоксы юмовского скептицизма и значение его идей для современной философии - рассматриваются в их взаимосвязи. Особенностью юмовского подхода, по мнению докладчика, является то, что Юм стремился выразить фундаментальные философские проблемы в их наиболее острой форме - в виде парадоксов, таким образом, его философия одновременно и стимулировала, и предвосхищала важнейшие современные философские течения (постмодернизм, феноменологию, аналитическую философию).

Эпистемологическая проблематика затрагивалась также в рамках секции «Логика научного метода». На противоречивость как основную черту юмовской философии указал в своем докладе В.А. Бажанов. Противоречивый характер человеческого познания есть результат различных устремлений чувств, разума и воображения. Так, например, наш природный инстинкт заставляет нас верить, что образы вещей, которые мы воспринимаем, и есть объекты внешнего мира. Активность воображения может вмешиваться в познавательный процесс, из-за чего содержания наших знаний становятся беспорядочными. Бажанов также указывает на то, что понимание противоречивости природы человеческого разума является общей чертой учений Юма и Канта. ^

Интересная перспектива рассмотрения скептицизма была пред- П

ставлена в докладе С.Н. Мареева. Он проводит аналогию между скеп- ц

тицизмом Пиррона, который был направлен против догматизма клас- Е

сической греческой философии, и скептицизмом Юма, который в свою очередь был направлен против христианского догматизма. Автор показывает, как скептический анализ научного метода П. Фейера-бенда является продолжением этой традиции критики догматизма.

А.М. Конопкин полагает, что основной сложностью философской концепции Юма является отсутствие общезначимого критерия истинности. Юм не показывает, каким образом идеи могут быть сопоставлены с объектами внешнего мира. Тем не менее, по мнению докладчика, Юм внес важный вклад в обоснование идеи научного знания, подвергнув критике принцип индукции.

Актуальность идей Юма для современной философии науки была продемонстрирована в докладе З.А. Сокулер. Она показывает, что юмовская критика принципа индукции принимает новые современные формы: насколько оправдано применение выводов, сформулированных в лабораторных условиях, к реальности за пределами этой лаборатории?

И.А. Герасимова в своем докладе обращается к понятию причинности у Юма и в современной науке. Она показывает, что юмовское понимание причинности было в существенной мере ограничено. В современной науке все большее внимание уделяется принципу все-связности. Поскольку все природные системы являются динамическими, то для их изучения требуются вероятностно-статистические методы.

Особый интерес в рамках секции «Философия сознания и метафизика» представляет доклад И.Г. Гаспарова, который, исследовав проблему тождества личности в ее постановке Парфитом и Юмом, указал на некоторые недочеты в их аргументации. Так, Юм не учитывает феномен «субъективного настоящего» (specious present), который состоит в том, что восприятия являются сущностями, длящимися во времени, поэтому и субъекты восприятий должны обладать тождеством во времени.

В докладе Ф. Либаэрт (Бельгия) также рассматривалась проблема тождества личности. Ее основная идея заключалась в том, что данная проблема может быть разрешена, если мы примем во внимание роль восприятия смежности тела человека в конституировании Я.

Несколько докладов было посвящено понятию причинности с точки зрения философии сознания.

Г.Б. Гутнер в своем докладе провел аналогию между понятием привычки у Юма и понятием габитуса у П. Бурдье. Его аргументация основывается на идее о том, что причинно-следственные отношения являются чертой общественного коммуникативного поведения.

^ Доклад С.Ф. Нагумановой был посвящен восприятию причинноП сти. Она исследовала аргумент С. Зигель, основанный на психологиц ческих экспериментах А. Мишотта, согласно данным которого приЕ чинная связь не конституируется нашим рассудком, а воспринимается в виде особого рода впечатлений причинной связи. В этих экспериментах испытуемые видят на картинке, как один шар сталкивается с другим, после чего второй шар начинает движение. Особенность этих экспериментов состоит в том, что испытуемым заранее сообщают, что никакой каузальной связи между столкновением шаров и последующим движением нет, однако они все равно описывают свои впечатления в терминах причинной связи. Нагуманова, однако, показывает, что привычная когнитивная схема восприятия, основанная на предыдущем опыте, а вовсе не впечатления причинной связи могут объяснять такие ответы участников экспериментов.

К. Линдсэй (Великобритания) также обращается к понятию каузальности, сопоставляя идеи Юма и Т. Рида по вопросу о свободе и необходимости. Автор показывает, что оба философа вопреки натурализму, который они отстаивают, в данном вопросе опираются на положения, не основанные на натурализме или ньютоновских принципах.

Н.М. Смирнова демонстрирует актуальность идей Юма для современной философии сознания. Она рассматривает утверждение о том, что теория перцепции является по сути теорией сознания, а также проводит ряд аналогий между понятиями восприятий у Юма и понятием квалиа в современной философии сознания.

М. Дугерти (США) подвергает критике юмовское описание механизма симпатии, который предполагает, что из впечатления другого человека сначала возникает идея эмоций, которая затем становится впечатлением эмоций. Автор утверждает, что у нас нет идей эмоций.

Е.Н. Князева провела аналогию между понятием Я у Юма как пучка представлений и пониманием сознания как динамической системы в энактивистском подходе современной когнитивной науки.

Выступление О.П. Зубец в рамках секции «Моральная философия» также имеет отношение к эпистемологической проблематике.

Она исследует роль гордости не только для моральной философии Юма, но и для проблемы тождества личности. Гордость утверждает соотнесение с собственным Я и служит основанием не унижаться до злого поступка. Таким образом, происходит своеобразное воскрешение понятие тождества личности в качестве морального субъекта.

Конференция стала во многом уникальным событием отечественной философии. Во-первых, хочется отметить тот факт, что в ее организации участвовало сразу три ведущих научных учреждения -ИФ РАН, МГУ им. Ломоносова и НИУ ВШЭ. Во-вторых, помимо большого количества известных зарубежных ученых, специально приглашенных для участия в конференции, в ней также приняли участие 12 иностранцев (в том числе молодые ученые), приславших тезисы. В-третьих, конференция проходила при информационной под- ^

держке Международного Юмовского общества (его президент в

Э. Рэдклифф и вице-президент А. Ковентри выступили с докладами), ц

а также при поддержке фонда им. А. фон Гумбольдта. Е

Другие работы в данной теме:
Контакты
Обратная связь
support@uchimsya.com
Учимся
Общая информация
Разделы
Тесты