Спросить
Войти

О значении изучения этноэкономики Дагестана

Автор: Багомедов М.А.

Багомедов М.А.. Гаджиев А.Г.

О значении изучения этноэкономики Дагестана1

В связи с изучением вопросов приспособления к рынку этноэкономик регионов России на примере Дагестана (и некоторых других регионов) встает проблема - что же является предметом изучения этноэкономики? Облик этноэкономики определяется, на наш взгляд, особенностями традиционных форм хозяйствования, основу которой составляет ведущая форма хозяйствования этноса. Это вытекает прежде всего из концепции выдающихся отечественных этнографов-антропологов М.Г. Левина и Н.Н. Чебоксарова, согласно которой ведущая форма хозяйственной деятельности этноса составляет основу хозяйственно-культурного типа (ХКТ), который обуславливает и особенности культуры, определяемые, в основном, направлением форм хозяйства в данных географических условиях.

Нам представляется очень важным возможность интерпретации вышесказанного, а именно, что особенности культуры определяются органическим взаимодействием экологии и хозяйства, направлением хозяйствования и географической средой обитания этноса. Таким образом, этноэкономика становится частью экосистемы, формой ресурсосберегающего природопользования.

Понятие "этноэкономика", на наш взгляд, охватывает не только вид и результат деятельности, но и средства труда, орудия деятельности.

Особое значение для восприятия этноэкономики имеет понятие традиционности, устойчивости во времени, в поколениях тех или иных норм поведения, в частности, в сфере социальной и экономической культуры. Эта особенность достаточно полно раскрыта в работе Н.М. Римашевской, О.Н. Вертинской "Этноэкономика - новая "старая" наука": "В каждой культуре свои правила, согласно которым формируются производство и потребление информации. "Склонности" или "предрасположенность" человека к восприятию информации и знания, трансформируются и устойчиво воспроизводятся в поколениях.

Такая склонность проявляется, в частности, и в стремлении к архаике, к более "примитивным" формам культуры и экономики, при которых этнос чувствует себя более комфортно.

Обобщая сказанное, можно перечислить следующие основные особенности этноэкономики:

- архаика (примитив);

- самобытность;

- этничность, приуроченность к какому-либо этносу, этническому подразделению;

- степень вовлеченности этноса;

- приуроченность к какой-то конкретной территории;

- наличие, совмещение социальной и экономической составляющих;

1 Работа выполнена при финансовой поддержке Рос. Гуманитарного научного фонда (РГНФ). Проект 01-02-00126 а.
5

- институциональное оформление (наличие) субъекта регулирования социально-экономических отношений в рамках этнического и субэтнического подразделения, например, сельских общин;

- накопление и передача социальной и экономической информации в поколениях, ее преемственность;

- передача информации опыта поколений из "уст в уста", по неформальным каналам. А также неформальность, эксполярность.

Этноэкономика как междисциплинарная наука вправе обращаться и пользоваться методами исследования как экономическими, так и этнологическими, количественными и качественными, описательными и измерительными, комплексно и обособленно.

Этноэкономика находится по своим интересам также на стыке с этносоциологи-ей, этноэкологией, этнопсихологией, этноэстетикой и т.д. Поэтому Этноэкономика может пользоваться социологическими, психологическими тестами для определения отношения субъекта этноэкономики к традиционным хозяйственным формам, определяя его вкусы, предпочтения и т.д.

Вступление России в полосу рыночных отношений, реформирования собственности, либерализация форм управления и регулирования экономики изменили условия развития традиционных форм хозяйствования как в целом по России, так и по регионам страны. При этом они изменились по-разному в различных регионах. Данная статья ставит своей основной целью освещение состояния традиционных форм хозяйствования на территории Республики Дагестан на современном этапе. Выбор был обусловлен тем, что этот регион, с одной стороны, является колыбелью древнейших культурных в широком понимании традиций, донесшей их основные элементы до современности, сохраняя все разнообразие этнических культур. С другой стороны, Дагестан привлекает внимание тем, что регион в настоящее время является депрессивным, дотационным, трудоизбыточным, характеризуется довольно низким уровнем жизни населения, и в то же время отличается относительно высокой рождаемостью и долгожительством.

Социальные и экономические причины этих явлений, характер эволюции традиционных форм хозяйствования при переходе к рыночной экономике стали объектом изучения, что очень важно с точки зрения решения острых экономических, политических и национальных проблем региона, ныне ставшего "горячей точкой".

Современное состояние научных знаний по предлагаемой проблеме трудно оценить как продвинутое, поскольку разные аспекты этой проблемы стали привлекать внимание лишь в последнее десятилетие. Исследования по ним пока лишь единичны. В этих исследованиях показывается приоритетный характер исследований по этнической экономике для разработки моделей экономического развития как для России в целом, так и для ее регионов.

В связи с тем, что во многих ординарных исследованиях формально подходят к оценке значимости известных моделей экономического развития общества без учета особенностей развития традиций и менталитета российского человека, основным

направлением наших исследований является рассмотрение экономических и социальных проблем, стоящих перед обществом, под углом зрения местных традиций, а также конкретной ситуации, сложившейся как в стране в целом, так и в Республике Дагестан.

Конкретная цель, на решение которой направлена статья, заключается в исследовании традиционных форм хозяйствования, в показе их роли в повышении экономического и социального потенциала развития республик и регионов, на исследование институциональных основ традиционных форм хозяйствования регионов и возможностей их использования в условиях реформирования региональной экономики.

Новизна поставленной задачи состоит в том, что до настоящего времени проблема взаимодействия традиционных форм хозяйствования с современными не ставилась применительно к региону с полиэтническим составом населения. В этом плане полиэтнический Дагестан может быть полем исследования и конкретных рекомендаций для осуществления региональной политики. Необходимо использовать сравнительно-сопоставительный анализ хозяйственных форм с применением методов статистики для выявления локальных вариантов, характера географического распределения этнокультур, их элементов, и, что особенно важно для установления эффективности различных форм хозяйствования в целях раскрытия их адективных возможностей в условиях перестройки.

Объектом исследования должны стать в основном традиционные формы хозяйствования в аграрном секторе (растениеводство, животноводство) в силу их большей доступности. Однако это не значит, во-первых, что другие формы этноэкономи-ки, например, народные промыслы и т.д., менее важны для исследования. Мы надеемся, что со временем нам удастся обратиться и к ним. Во-вторых, мы считаем, что степень изученности охваченных нами форм и элементов этноэкономики как по масштабам, так и по структуре и осмыслению еще не достаточен и в этом плане исследование продолжится.

Значение изучения этноэкономики Дагестана усиливается той ситуацией, которая сложилась как внутри Дагестана, так и вокруг него. Дагестан занимает важное место во внешней и внутренней политике России на Кавказе. У него много общего в историческом, духовном и экономическом плане с соседними суверенными государствами - бывшими республиками СССР. Исторически Дагестан был объектом внимания не только Турции и Ирана, арабских стран, но и стран Европы. Интерес к Дагестану со временем не только не затухает, но и заметно усиливается в связи с ситуацией в Чечне, Карачаево-Черкессии, Адыгее, каждая из которых имеют значительные диаспоры за рубежом, социальное и экономическое положение которых не хуже, если не лучше, чем в Дагестане и в других республиках Северного Кавказа. Поэтому изучение этноэкономики Дагестана, культурных и хозяйственных традиций и т.д. содержит в себе потенции дальнейшего усиления влияния Дагестана не только во внутренней жизни России, но и вне его.

Республика Дагестан является регионом, где проживают более 100 народностей, из них более 30-ти коренные. Время и природа привели к возникновению на данной

территории этноэкономических комплексов - устойчивых форм землепользования, скотоводства, садоводства, а также домашних промыслов, ремесел, развивающихся в рамках дагестанской самоуправляемой сельской общины, основной особенностью которой являлись совместное (общинное) владение присельских пастбищ и частное владение пахотных земель.

Дагестанская сельская община, будучи субъектом этноэкономики, была явлением многофункциональным, выполняющим социальную, экономическую, военнополитическую функции. Каждая из функций была достаточно развитой. История дагестанской общины неразрывно связана с возникновением и развитием древних земледелия и скотоводства. Академик Н.И. Вавилов относил Дагестан к одному из немногих очагов древнейшего террасного земледелия, характеризующегося высокой экономичностью и своей живучестью носящий трансформационный характер. Община следовала своим традициям, отвергая всеми способами навязываемые ей извне условия, и сопротивление принимало нередко жестокие формы.

Община через институт старейшин, сельский сход регулировала социальные, экономические, нравственные отношения на основе адатов (неписанных законов). Общинные законы берегли целостность общины, и во имя сохранения интересов общины, в частности, запрещались продажа земли на сторону в собственность других общин. В том числе запрещалась передача земли и в качестве приданого невесты на сторону, в другой аул. В то же время можно было землю или пастбище сдавать в аренду. Межевые споры внутри общины редко вызывали конфликты, пограничные же споры между общинами, в частности, в случае потравы нередко приводили к стычкам и даже к кровавым событиям.

Особенности природно-географических условий (горы, предгорья, равнины) стали той природной канвой, на основе которой деятельность человека сотворила своеобразные комплексы - хозяйственно-культурные ареалы (типы). На территории Дагестана согласно М.О. Османову сформировались три основных ареала - высокогорный, горный и равнинно-предгорный. С этими ареалами совпадают в основном и этноэкономические зоны Дагестана. Академик В.П. Алексеев- автор идеи антропогеобиоценозов, считает, что в условиях Дагестана под влиянием обычая эндогамии и изоляции могут сформироваться стойкие локальные особенности хозяйствования даже в рамках отдельных населенных пунктов. Это подтверждается наличием хозяйственной специализации дагестанских сел, превратившейся в устойчивые традиции, которые сохраняются и поныне во многих селениях (Кубачи, Балхар и др.).

Все это вместе составляло единый комплекс - систему этноэкономики Дагестана, в которой все было тесно взаимосвязано, возникшей задолго до проникновения ислама на территорию Дагестана. Так что ислам и шариат не имеют почти никакого отношения к основам системы этноэкономики Дагестана и Кавказа в целом. Соответственно, и реформирование социальных и экономических отношений, происходящее с начала 90-х годов, следует проводить с учетом особенностей истории и традиций народов Дагестана.

В период советской власти, относясь в целом отрицательно к коллективным формам собственности - к колхозам, дагестанские народы вместе с тем высоко оценили социальные, культурно-бытовые блага, существовавшие при Советской власти (доступность образования, медицинской помощи, телефонизация, электрификация и т.д.). Поэтому происходящие в настоящее время изменения в социально-экономической сфере достаточно трудно оценить только количественными показателями развития форм собственности или хозяйственных форм. В принципе дагестанские народы и в настоящее время в условиях реформ реализуют свой выбор в пользу тех форм, которые наиболее близки народным традициям, т.е. в пользу частной собственности на пахотную землю, жилье, скот и общинную (сельскую) собственность на пастбища.

И этим отчасти можно объяснить то, что ныне на фоне спада экономики Дагестана в целом, все же сохраняется достаточный уровень продуктивности в сфере скотоводства и растениеводства, традиционных форм хозяйствования.

Общая картина такова, что, начиная с 1990 г. на фоне сокращения поголовья скота и посевных площадей в республике произошли заметные изменения в институциональной структуре различных форм, категорий хозяйств - снижалась численность колхозов и совхозов, значительно увеличилось число хозяйств населения и фермерских хозяйств, укрепилась их экономическая база.

Можно сказать, что негативные изменения в социальной и экономической сферах стали результатом поспешного, непродуманного перехода от административно-командных методов к рыночным, либерализованным.

Огромный теоретический и практический материал на стыке общественных наук, набранный в мире за последнюю сотню лет существенно расширил представления о движущих силах социально-политических и экономических процессов. В последнее время в передовых странах возросло количество исследований в области социобиологии и геосоциального развития и на стыке с политической экономией.

На рубеже тысячелетий в мировом сообществе произошли существенные социально-политические метаморфозы. Уже нет противостоящих «лагерей». Складываются отношения мирного сосуществования государств, предполагающие договорное разрешение спорных вопросов на основе взаимной выгоды и неизменности сложившихся границ. Однако сохранилось экономико-экологическое противоречие сосуществования богатых и бедных людей, развитых и безнадежно отстающих стран. При этом научно-технический прогресс способствует эксплуатации первыми вторых. Наиболее приемлемым не вызывающим социального конфликта способом исправления ситуации является формирование специализации у этноэкономик развивающихся наций с тем, чтобы на основе повышения общественной производительности труда эти народы могли в последствии занять достойное место в мировом сообществе

Поэтому вопросы дальнейшего развития этноэкономик являются очень актуальными в современных условиях для большинства многонациональных государств, в том числе и России. Многонациональным государством считается такое, в котором

наряду с титульной нацией, фигурирующей в названии страны, компактно проживают представители еще нескольких наций, или по крайней мере одной, на территориях, где исторически когда-то они являлись преобладающей частью населения. Формирование этноэкономик имеет наряду с прочими экономические причины и последствия.

Целью исследования являлось определение параметров влияния природногеографических, исторических и экономических условий на возникновение и развитие этноэкономик внутри устоявшихся государственных образований. Попытка объяснения экономической природы феномена устойчивости этноэкономик общепринятыми политэкономическими законами наталкивается на множество противоречий самой экономической науки. Простейшее предположение, что этноэкономика сохраняется там, где нетитульному народу экономически выгодно отделяться в своем экономическом развитии, не подтверждается большинством примеров процветающих этноэкономик. Как правило, экономический сепаратизм присущ только наиболее отсталым по экономическому развитию включениям стран (Чечня в России, Баскония в Испании, Курдистан в Турции и Ираке, Северная Ирландия в Великобритании, Тибет в Китае и т.д.), находящимся на дотациях у метрополий. В национально выраженных регионах с более высоким уровнем развития, чем метрополия, развитие этноэкономик приводит к повышению уровня жизни большей части населения (Татарстан и Башкортостан в России). Таким образом, эффективность этноэкономик во многом субъективна.

Основным постулатом современной экономической науки является трудовая мотивация человека к улучшению своих жизненных условий и повышению уровня потребления. Такой образ среднего человека наиболее соответствует государственным интересам консолидации населения, формирования чувства гражданского долга и самоосознания у отдельных лиц причастности к современному обществу высокого потребления, что мы и наблюдаем на уровне идеологий во многих развитых странах мира. Это статус-кво позволяет обеспечить классовый мир в развитых странах, хотя и в них существует изначально социальное неравенство. Но, обеспечив мирную эксплуатацию остальных стран за счет своего военного и экономического могущества, богатые страны могут позволить себе определенную экономическую помощь своим гражданам, находящимся внизу социальной лестницы.

На самом деле доминирующие мотивационные интересы поведения отдельного человека, как правило, лежат вне экономических, так усиленно навязываемых господствующей западной идеологией. В каждом человеке представлены природное (физическое) и духовное начала. Физическое начало человека заключается в том, что он представляет собой стадное животное. Основным мотивом поведения стадного животного является (помимо сохранения своей жизни и обеспечения воспроизводства, что свойственно всему живому) продвижение по иерархии внутри стада, что в прочем тоже способствует решению отмеченных в скобках задач.

Не смотря на все усложнение отношений в современном обществе, каждый человек имеет относительно ограниченный круг общения, что позволяет рассматривать его как сохранение стадного подобия. Круг общения человека ограничен его близкими (и дальними, как, например, на Северном Кавказе) родственниками, друзьями, сослуживцами и коллегами по бизнесу. Природное стадное начало человека вынуждает добиваться его прежде продвижения в иерархии внутри того круга общения («стада»), в котором он живет, вращается и работает. При этом в каждом круге общения критериальным условием продвижения по иерархии могут служить совершенно разные достижения личности. Если внутри круга достигнут определенный стандарт жизненных условий (обеспечение возможности жизнедеятельности и воспроизводства), то критерии могут быть достаточно стабильными. Национальная принадлежность является одним из естественных ограничителей круга общения человека. Формирование этноэкономик это дополнительный комфортный фактор для ограничения круга общения человека в процессе труда, где иерархия ценностей менее всего подвержена диструктивным переменам.

В последние десять лет все народы на территории бывшего СССР переживают период реформации - перехода от одного способа общественно-экономической организации к другому. Можно утверждать, что обвальное снижение в течение последних двенадцати лет продолжительности жизни в России вызвано снижением уровня жизни в гораздо меньшей степени, чем реформационным стрессом от переоценки ценности занимаемого большинством отдельных индивидуумов мест в иерархии их кругов общения. Этноэкономикам присущ некий консерватизм, и там, где они сохранились в большей степени, не пострадала сложившаяся линейка ценности в общественной иерархии, а, значит, меньше проявился реформационный стресс, и гипотетически можно утверждать, что в районах с сохранившейся этноэко-номикой снижение продолжительности жизни и другие негативные демографические тенденции проявились в меньшей степени, чем в целом по региону и стране.

Место в иерархии стада животных обусловлено его происхождением, но в большей степени природными качествами, которые зависят от стихийного подбора и развития генетических качеств. Продвижение на высшие ступени в иерархии стада (в элиту1) является связанным во многом с природой обусловленным качеством лидера. Исследования биологов показывают, что животные лидеры отличаются даже на гормональном уровне, что позволяет им лете преодолевать трудности, в частности стресс-фактор. Исследования показывают также, что при определенных изменениях параметров среды обитания, питания, размеров популяции стадных животных процент особей с лидерскими качествами возрастает. Лидерские качества можно выявить прежде всего через способность к жизнедеятельности в более экстремальных условиях обитания. Длительные, в течение многих поколений экстремальные условия естественного отбора в итоге приводят к тому, что в этой популяции процент животных с лидерскими качествами становится выше, чем в популяци1 Элита в данном исследовании рассматривается как совокупность особей и личностей, которые имеют преимущества в управлении группой и соответственно в доступе к условиям жизнеобеспечения и воспроизводства.

11

ях с нормальными условиями жизнеобитания. Место лидера в стаде запрограммировано эволюцией, как возможность выживания стада благодаря способности элитных особей бороться за интересы стада и жертвовать собой во имя его сохранения. Значение лидеров в стаде проявляется и в том, что они, как правило, оставляют больше потомства, которые сохраняют ценные генетические свойства.

Подобные физиологические особенности присущи и представителям различных типов поведения, представленным в социумах, и, прежде всего, неформальным лидерам. Отсюда делается вывод, что природное лидерство есть генетически обусловленное качество, присующее активному меньшинству населения. В отличие от классической теории и антропогенеза Л.Гумилева, объясняющих социально-экономический прогресс: первая - опережающим развитием производительных сил, второй - наличием в обществе людей, склонных к самопожертвованию, мы придерживаемся теории социо-биологической исключительности стремления активного меньшинства к повышению своего статуса внутри социумов.

Применительно к группам взаимосвязанных людей, составляющим отмеченные выше круги общения по интересам, такие природой обусловленные лидеры обозначаются нами как активное меньшинство. Значение активного меньшинства для развития человечества чрезвычайно велико. История дает нам много свидетельств того, как небольшие по численности народы, выживающие в длительные периоды ухудшения природно-климатических условий, создавали громадные империи, куда входили народы, превосходившие их по численности в десятки раз и имевшие гораздо более высокий уровень развития общества (арии, греки и македоняне, римляне, гуны, персы, скифы, арабы, монголы, инки и др.). Исследованием данного явления занимался Л.Гумилев. Но объяснял его природу несколько иначе. Он ввел понятие пассионарности, которое характеризовал как врожденную способность к целенаправленным сверхнапряжениям за счет абсорбции энергии внешней среды.1 По Л.Гумилеву «пассионарность имеет энергетическую природу, а психика особи лишь трансформирует на своем уровне импульсы, стимулирующие повышенную активность носителей пассионарности, создающей и разрушающей ландшафты, народы и культуры». Налицо попытка объяснить фактическое явление пассионарности (которое мы признаем как наличие генетически обусловленных лидерских качеств у активного меньшинства взаимосвязанной группы населения) эклектической зависимостью.

Активное меньшинство населения имеет существенное значение для поступательного развития общества и наций и для развития этноэкономик. «Мы утверждаем, что вообще ничто не осуществлялось без интереса тех, которые участвовали своей деятельностью, и так как мы называем интерес страстью, поскольку индивидуальность, отодвигая на задний план все другие интересы и цели, которые также имеются и могут быть у этой индивидуальности, целиком отдается предмету, сосре1 Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. Гидрометеоиздат. Л., 1990. С. 118

дотачивает на этой цели все свои силы и потребности, - то мы должны вообще сказать, что ничто великое в мире не совершается без страсти».1 Характерным свойством природных лидеров является отклонение от видовой нормы поведения, призывающей к самосохранению. Они придерживаются антиэгоистической этики, где интересы коллектива, пусть даже неверно понятые, превалируют над жаждой жизни и заботой о собственном потомстве.

Здесь мы опять возвращаемся к извечному спору о роли личности в истории. Конечно не отдельные личности делают великие дела, а тот общий настрой, который можно назвать уровнем активизации группы. «Народные массы, когда они приходят в движение, не отдают себе отчета в той силе, которая их толкает. Они идут движимые инстинктом, и продвигаются к цели, не пытаясь ее точно определить. Если судить поверхностно, то можно подумать, что они слепо следуют частным интересам какого-нибудь вождя, имя которого только и остается в истории. Но эти имена получают известность только потому, что они служат центром притяжения для большого количества людей, которые, произнося их, знают, что это должно обозначать, и в данный момент не испытывают потребности выражаться более точно».2 Это означает, что рассматриваемое нами явление имеет в основе этническое наполнение. То есть степень наличия лидерских качеств это сугубо этническое явление.

Полиэтничность региона, миграционная и демографическая активность наций имеет существенное значение для увеличения доли активного меньшинства населения и формирования консолидации этноэкономик, поскольку природные лидеры в первую очередь мигрируют в города совместного проживания, добиваются там успеха, и за счет межнациональных браков обогащают разнообразие генетического материала. Национальные общины в городах являются своего рода достаточно обособленными группами населения, где, как и в каждой устойчивой группе, должна формироваться своя иерархия. Таким образом, только за счет фактора полиэтнич-ности численность обусловленных природой явления мест лидеров может быть увеличена во столько раз, сколько представлено в регионе наций. Демографическая активность сама по себе свидетельствует, что в данном обществе выше процент активного меньшинства. Но и повышение размеров популяций животных в природе способствует увеличению доли активного меньшинства, поскольку объективно накапливается необходимость дробления стада. Давно отмечено, что таланты рождаются в многодетных семьях.

Особенности национальных традиций бытового поведения (обычаев, адатов семейного строительства, питания и т.д.) оказывают значительное влияние на формирование активного меньшинства. Его процент значительно выше в больших семьях переселенцев из худших в лучшие по природно-экономическим условиям места проживания. На формирование активного меньшинства влияют также чередование

1 Гегель Ф. Соч.: В 14т. Т. 8. М., 1935. С.23
2 Тьерри О. Избр. Соч. М., 1937. С.255
13

периодов длительного избыточного и недостаточного потребления белков и витаминов в рационах потребляемой семьями пищи. По нашим подсчетам доля численности активного меньшинства в общей численности населения колеблется от 0,5% в моноэтничных сельских районах проживания титульной нации до 3% в полиэтнич-ных столичных городах и районах проживания переселенцев.

Пополнение национальных элит представителями активного меньшинства населения происходит сложным противоречивым путем, так как формирование национальных элит происходит часто по субъективным правилам, зависящим от уровня организации общественной надстройки. Иногда самым ценным свойством для продвижения человека в элиту общества является как раз эгоизм и забвение интересов группы. В странах с восточными традициями, к каковым мы относим и Россию, человек может наследовать место в элите («номенклатуре»), при этом не имея для этого никаких необходимых личных качеств. При сохранении стабильности в восточном обществе представители нового поколения активного меньшинства происхождением из «простонародья» так и не попадут в разряд элиты общества, не смотря на весь авторитет, который они могут заслужить в своем кругу общения. Только в условиях общественно-политических кризисов происходит революция элит, в результате которой она пополняется природными лидерами и активного меньшинства.

С позиций элитологии общество делится на народ и тех, кто им управляет и эксплуатирует (элиту). Соответственно, все общественные законы имеют двойное идеологическое толкование: законы элиты для народа и законы, которые элита установила для себя. Весь процесс общественного развития можно представить как процесс преодоления этого противоречия.

Природа человека, его антропологические особенности существенно влияют на производственную, экономическую деятельность и экономические отношения, политические и социальные институты через сферу потребностей, стимулов и мотивов. В каждом человеке есть природное и гуманное начало. Природное начало человека глубоко эгоистично, и оправдывает выживание любой ценой. Гуманное начало прививается обществом, стоящим над социумами, через общественные мораль и законы в целях своей защиты от природного начала человека. Без него не возможно сохранение любой сколько-нибудь сложной социальной системы. Тем не менее, история свидетельствует, что процесс формирования элиты во всех странах шел через ущемление гуманного начала во имя торжества природного начала. Религию и другие атрибуты гуманизма можно рассматривать как инструменты элиты для сохранения статус-кво, во имя удовлетворения своего природного начала.

Отсутствие реальных возможностей для законного самоутверждения представителей активного меньшинства, образующегося в сверхнормативных количествах внизу социальной лестницы многонациональных регионов, приводит к возникновению того самого конфликта, когда верхи не могут управлять по новому, а низы не хотят жить по старому. Одним из последствий этого конфликта в полиэтничных регионах является развитие экономического, а затем и политического сепаратизма. По нашему глубокому убеждению сепаратизм выступает способом формирования новых национальных элит в условиях кризисов социально-экономических систем из активного меньшинства населения депрессивного региона.

Для объяснения значения избыточного воспроизводства активного меньшинства населения в полиэтничных регионах необходимо разработать подходы к определению зависимости между социально-экономической депрессивностью территорий и сепарацией этноэкономик. В депрессивных территориях нет возможности для самореализации избыточно воспроизведенного активного меньшинства населения. Здесь основным источником существования является помощь центра, и поэтому основным направлением экономической реализации амбиций формирующегося активного меньшинства может быть только причастность к распределению этой помощи. Старая элита естественно стремится к сохранению контроля над этими каналами.

Трудность перехода в качество новая элита вынуждает вновь образующееся активное меньшинство искать базу поддержки населения под знаменем политики экономического сепаратизма. Центр, заинтересованный в сохранении федеративного государства через сохранение статуса старой региональной элиты, по сути, дает добро на дальнейшее формирование в депрессивных регионах полуфеодальных отношений господства кланов и развивающегося сюзеренетета.

В случае прорыва нового активного меньшинства под знаменем экономического сепаратизма к состоянию новая региональная элита центр естественно перекрывает существовавшие каналы помощи и тем самым создает экономические условия для политического сепаратизма. Это состояние мы наблюдали в Чечне в начале 90-х и в Македонии в конце 90-х годов.

Другой причиной сокращения (прекращения) помощи депрессивным регионам могут служить экономические трудности, испытываемые федеративным государством. В этих условиях замыкание производства на внутрирегиональное самообеспечение является способом выживания в условиях системного кризиса и основой развития этноэкономик.

Когда-то, до начала реформ девяностых годов, все регионы страны в какой то степени развивались. Попытки вывести отстающие регионы Северного Кавказа из состояния депрессии через осуществление инвестиционных программ и режимов благоприятствия оказались безрезультатными. Анализ циклов формирования де-прессивности позволяет показать, что именно безработица и низкие номинальные доходы становятся здесь основным источником порочного круга депрессивности. То есть одной из главных причин формирования депрессивности является высокая демографическая и миграционная активность населения из сельских районов моноэтнического проживания в горах с устоявшимися этноэкономиками в полиэтничные города.

Для определения обратного воздействия депрессивности должен быть произведен анализ влияния экономической ситуации на демографическую активность в по-лиэтничном Дагестане: проанализировано демографическое поведение населения региона по признакам расселения и национальностям, определены реальные доходы и уровень жизни различных социальных групп по национальностям региона, выявлены корреляционные зависимости между индикаторами уровня жизни и демографического поведения национальностей в отдельных районах, спрогнозировано влияние экономической ситуации на реальные доходы различных национальных групп населения.

В городах республики уровень демографической активности сейчас более высок, чем в сельской местности по двум взаимосвязанным причинам: поскольку значительная доля сельской молодежи больших национальностей выехала за последние 30 лет в город на постоянное жительство, в сельской местности части аварских, лезгинских, лакских и Сергокалинского районов стал низок процент женщин в фертильном возрасте; в результате активной иммиграции в города здесь значительно омолодилась возрастная лестница, и вырос процент заключаемых браков. В целом по региону идет плавное снижение рождаемости и повышение уровня смертности в регионе.

Самую высокую демографическую активность имеют представители самых малых народов, проживающие в сельской местности с устойчивыми этноэкономиками и имеющие низкую миграционную активность (цахурцы, агульцы, рутульцы, азербайджанцы, чеченцы-акинцы, табасаранцы), поскольку у них отсутствует право титульного народа на доступ в региональную элиту. Высокую демографическую активность в городской местности демонстрируют за счет заключения повторных и вторых браков даргинцы и аварцы, с более высокими уровнями доходов. Благодаря только этому фактору можно предположить, что более высокий уровень жизни может способствовать повышению демографической активности населения. Статистика же свидетельствует, что более высокий естественный прирост населения наблюдается в Дагестане по районам и этническим группам с более низким уровнем реальных доходов.

Аджиев А.М.

Исторические вехи и незавидная судьба российского крестьянства

Как известно, крестьянство составляет основу и служит опорой любого государства. Будучи более консервативным социальным слоем или прослойкой общества, оно является донором для сохранения и развития нравственных устоев и традиций любого народа, а также подпиткой городов трудовыми ресурсами. Неоценима благородная роль крестьянства в обеспечении продовольственной безопасности государства и народов.

Разумеется, что стабильная жизнь и процветание любого государства связаны с благополучием крестьянства. Вполне уместно изречение, что без сел - нет городов. Однако приходится констатировать, что не везде и не так часто у крестьянина складывается безоблачная жизнь и социально-экономические предпосылки для стабильной работы и мирного созидания.

Скорее всего, крестьянство в первую очередь страдает и «оплачивает» неразумные, а порою не продуманные решения и не до конца осмысленные шаги поли-

Другие работы в данной теме:
Контакты
Обратная связь
support@uchimsya.com
Учимся
Общая информация
Разделы
Тесты